Макова М.Н., Ускова О.А.
ЦМО МГУ им. М.В. Ломоносова


АНАЛИЗ ТЕСТОВЫХ ЗАДАНИЙ II СЕРТИФИКАЦИОННОГО УРОВНЯ (ТРКИ-2)

Система тестирования иностранных граждан по русскому языку, известная как ТРКИ, получила одобрение и была принята методической общественностью не только в России, но и за рубежом. Но самым главным является то, что за прошедшие годы значительно увеличилось количество желающих иметь официальный государственный сертификат страны изучаемого языка (России), подтверждающий уровень их языковой компетенции.

Первая версия Типовых тестов разных уровней была опубликована в 1999 году. И, несмотря на то, что с 2002 года ведется работа по созданию более сбалансированной системы ТРКИ, для центров тестирования, преподавателей и учащихся именно существующая на сегодняшний день версия является базой для подготовки к тестированию.

В связи с этим возникает необходимость проанализировать опубликованные материалы и обобщить опыт, накопленный в процессе проведения тестирования. В поле нашего зрения будут тестовые задания, представленные в «Типовых тестах по русскому языку как иностранному. Второй сертификационный уровень. Общее владение».

Прежде всего, следует отметить большой разрыв между требованиями I и II уровней, с одной стороны, и очень незначительную разницу как между базовым и первым, так и между II и III сертификационными уровнями, что вызывает вполне понятное недоумение и преподавателей, и учащихся.

А теперь рассмотрим последовательно субтесты.


Субтест «ЧТЕНИЕ».

Прежде всего, заметим, что в первой версии Стандарта и Типовых тестов жанры текстов не перечисляются вообще, а из видов чтения в Типовом тесте назван только один – «просмотрово-поисковый». Хотелось бы, чтобы в новой, разрабатываемой сейчас версии, были четко определены жанры текстов и виды чтения, и проверялась сформированность навыков всех видов чтения (ознакомительное, просмотровое, изучающее) для определенных Стандартом конкретных жанров текстов.

Следует также отметить несоответствие предлагаемых текстов требованиям Стандарта: в субтесте предлагаются тексты объемом 150-200, 200-250, 300-350, тогда как в Стандарте заявленный объем текста в 2 раза больше – 300-600. Кроме того, хотелось бы разнообразить тестовые задания, а не ограничиваться одним видом – «клоуз-тестом».


Субтест «ПИСЬМО».

В Типовом тесте в качестве заданий1 и 3 предлагается написать, по сути, тексты одного жанра письменной речи – неформальное письмо-рекомендация: «Задание 1. На основе предложенной рекламной информации напишите письмо, в котором Вы рекомендуете Вашему знакомому / сыну, дочери Вашего знакомого получить какую-либо из специальностей». «Задание 3. Ваш знакомый – сотрудник крупного предприятия – обратился к Вам с просьбой охарактеризовать человека, который претендует на роль профсоюзного (?!) лидера в этой организации. Вы хорошо знаете этого претендента по вашей совместной предыдущей работе».

Кроме того, обращает на себя внимание и то, что предлагаемая программа «дружеского (неформального) письма» не может быть выполнена в обозначенном объеме текста (100 – 150 слов):

«Напишите дружеское (неформальное) письмо, в котором вы должны охарактеризовать этого человека, а именно:
- его личные качества
- деловые качества
- факты и события из его жизни, которые привлекли Ваше внимание
- а также оценка того, соответствуют ли личностные и деловые качества этого человека предполагаемой работе.»

Обработка результатов тестирования предполагает в Задании 1 проверку письменного текста рекомендательного характера, хотя из формулировки задания следует, что кандидат должен написать неформальное письмо своему знакомому, по сути дела, содержащее совет на основе предложенной информации. А в Задании 3 кандидату предлагается написать действительно рекомендательное письмо, отличающееся от официального рекомендательного письма только первым и последним предложениями (типа: «Здравствуй!.. и До свидания!»), в то время как заявлено, что оценивается умение писать неформальное письмо. При этом параметры оценки содержательного компонента («умение охарактеризовать личные качества, деловые качества, выразить оценочные отношения) не позволяют адекватно оценить продуцированный кандидатом текст.

К тому же, в закрытых вариантах данного субтеста предлагаются ситуации, не отвечающие коммуникативным потребностям иностранцев («вы – государственный чиновник России»), и кандидат должен написать официальный документ от лица госслужащего. Кроме всего прочего, подобные ситуации не могут быть отнесены к сфере общего владения языком. Существуют специальные, отдельные сертификаты по владению языком делового общения.

Наконец, хотелось бы высказать пожелание, чтобы Типовые тесты содержали образцы письменных работ, так как кандидаты - не только студенты вузов, и книги рассчитаны также и на самостоятельную подготовку к тестированию. С другой стороны, это было бы существенной помощью преподавателям, осуществляющим целенаправленную подготовку кандидатов к сдаче теста.


Субтест «АУДИРОВАНИЕ».

Задания, предлагаемые в данном субтесте, в принципе адекватны требованиям Стандарта II уровня. Очень хорошо, что кандидатам предлагаются разные жанры аудиотекстов, а также аудио-визуальные материалы. Это вносит элемент разнообразия в проведение тестирования и, самое главное, приближает к реальной действительности, отвечая коммуникативным потребностям кандидатов.

Хотелось бы только высказать пожелание, чтобы аудиотексты рекламного характера больше соответствовали устной речи и были выверены объемы аудиотекстов в соответствии со временем звучания, указанным в инструкции. Например, в инструкции к заданиям 11-15 время звучания - 2 минуты, в то время как реальное время просмотра отрывка из фильма - в два раза больше. Это же касается и заданий 21-25 – просмотр видеозаписи интервью.


Субтест «ГОВОРЕНИЕ».

Часть 1. В этой части содержится комбинированная проверка умений аудирования и говорения. Такого рода задания часто используются в мировой практике тестирования и отрадно, что разработчики теста это учитывают. И как следствие, подобные задания не вызывают, как правило, вопросов у кандидатов, так как для них они понятны и привычны.

Единственное, что вызывает возражение, это задания 9-12, где, по сути, проверяются умения выразительного чтения (репродуктивного вида речевой деятельности), а не говорения (продукции). Не случайно, что за выполнение этих заданий кандидаты обычно получают минимальное количество баллов.


Часть 2 включает в себя два задания. Кандидату предлагается рассказать просмотренный отрывок из фильма (задание 13) на проверку навыков монологической речи, и задание 14 - на проверку навыков дистантной диалогической речи (разговор по телефону) с запросом информации по прочитанному рекламному объявлению:

«Недавно созданная фирма приглашает на работу сотрудников на конкурсной основе. Требования к кандидатам:
- образование,
- деловые качества,
- знание иностранных языков,
- умение работать в коллективе.
Более подробную информацию вы можете получить по телефону (812) 117- 21-45».

Вызывает недоумение оценка задания 14. Во-первых, в рейтерской таблице №5 смешиваются термины «тактика» и «программа речевого поведения». Обычно, когда речь идет о тактиках, имеются в виду конкретные речевые ходы, направленные на осуществление стратегии. Под стратегией, как правило, понимается способ достижения поставленных целей с помощью набора определенных тактик. В процессе формирования коммуникативной компетенции достигается умение выстраивать стратегический план и тактические ходы. В качестве примера тактик можно привести опору на знание широкого контекста обсуждаемой темы, использование языковой догадки, знание словообразовательных элементов и т.д.

Фактически данная рейтерская таблица содержит программы речевого поведения собеседников (кандидата и экзаменатора), т.е. набор коммуникативных задач, а не тактик: приветствие, представление, объяснение цели звонка, запрос информации и т.д. В таком случае, как это принято в мировой практике проведения сертификационных экзаменов, инструкция для кандидата должна содержать программу речевого поведения, в то время как в предлагаемой инструкции cтавится только задача и краткое описание ситуации: «Это объявление Вас заинтересовало. Позвоните по указанному телефону и расспросите обо всем как можно более подробно, чтобы оценить свои шансы на победу в конкурсе».

Во-вторых, в рейтерской таблице все пункты программы речевого поведения являются равноценными, например, выражение признательности и прощание (помещаются почему-то в одном пункте) оцениваются так же, как и объяснение цели звонка и аргументированный запрос информации, который предполагает использование текста рекламы и владение большим разнообразием языковых средств. Очевидно, что умения, необходимые для решения поставленных коммуникативных задач, должны оцениваться по-разному. Кроме того, на наш взгляд, ситуация не предполагает коммуникативной задачи представления, обозначенной в рейтерской таблице.


Часть 3 включает в себя одно задание. В инструкции кандидату предлагается «принять участие в обсуждении определенной проблемы», в то время как задание формулируется следующим образом: «Примите участие в беседе на тему, предложенную тестирующим». Во-первых, не определен четко жанр устной речи (беседа или дискуссия) и, во-вторых, кандидату не предлагается программа речевого поведения, а у экзаменатора такая программа есть. В-третьих, не понятно, почему образец беседы помещен в самом субтесте, а не в разделе «Матрицы», где, по сути, должны находится не только контрольные матрицы, но и образцы продуцированной письменной и устной речи.


Субтест «ГРАММАТИКА. ЛЕКСИКА».

Тест состоит из 6 частей, включающих 150 заданий. Объектами контроля являются:
- лексика (паронимы, глаголы, близкие по значению, глаголы движения в переносном значении,);
- глагольное и именное управление;
- выражение предиката и особыей случаи согласования субъекта и предиката;
- видо-временные формы глагола;
- причастия и причастные обороты (время, залог, падеж, синонимия причастных оборотов и придаточных определительных);
- деепричастия (видо-временные формы, синонимия деепричастных оборотов и сложно-подчиненных предложений, а также синонимия деепричастных оборотов и предложно-падежных сочетаний);
- простое предложение (выражение времени, причины и определительных отношений);
- сложное предложение (придаточные изъяснительные, причины, следствия, цели и др., а также синонимия придаточных предложений и предложно-падежных сочетаний).

Прежде всего, вызывает недоумение содержание Части 6, заявленная цель которой – «проверка навыков «текстуально и жанрово обусловленного (дискурсного) употребления грамматических и лексических единиц». На самом деле, отличие этой части от других заключается в том, что предлагаются фразы из текстов разных жанров, но сам характер тестовых заданий (множественный выбор) и объекты контроля идентичны предыдущим (предложно-падежные и видо-временные формы, а также глаголы, близкие по значению, но не обусловленные дискурсным употреблением).

Второе замечание касается перегруженности заданий ситуациями, актуальными для студентов российских вузов («деканат», «ученый секретарь», «заведующий кафедрой», «зачет»), что провоцирует ошибки кандидатов, не знакомых со спецификой организации учебного процесса в вузах России, не говоря уже о том, что подобные ситуации не отвечают коммуникативным потребностям пользователя русским языком (общее владение).

Хотелось бы также пожелать, чтобы проверка знаний видо-временной системы не ограничивалась преимущественно формами инфинитива.

Следующее замечание касается того, что равную стоимость имеют задания повышенной сложности (№21 Части 1: «Не ... я вчера на свидание, мы бы не поссорились» // (А) опаздывай (Б) опоздай) и фактически материал первого уровня (№36-40 Части 2, в качестве примера приведем одно из них - №36: «... автогонщики России участвовали в традиционном авторалли через пустыню. // (А) прошлого года (Б) в прошлом году (В) с прошлого года (Г) о прошлом годе).

В Части 3 некоторые задания можно назвать некорректными, так как они предполагают два варианта ответа. Например, №63: «Вопрос, который сейчас обсуждается, касается подписания договора об уничтожении химического оружия. // (А) обсуждающий сейчас (Б) обсуждающийся сейчас (В) обсуждаемый сейчас (Г) обсужденный сейчас.» По приведенному контексту возможны как вариант (Б), так и вариант (В). С другой стороны, здесь можно было бы предложить другой тип тестового задания, что внесло бы разнообразие в грамматический тест.

Больше всего недоумений вызывает Часть 5, посвященной проверке знаний по лексической семантике. Напомним, что речь идет об уровне общего владения русским языком. Между тем, кандидату предлагается сделать выбор, например, из следующих вариантов: кожные, кожаные, кожистые, кожевенные (№108 Части 5), где два последних слова не являются частотными и актуальными для общего владения языком. И это не единственное задание подобного рода.

Статистический анализ закрытых вариантов показывает, что именно в подобных заданиях допускается наибольшее количество ошибок, причем практически все кандидаты выбирают один и тот же вариант ответа.


В заключение хочется еще раз отметить, что предложенный анализ тестовых материалов уровня не преследует цель принизить значение самой идеи создания единой российской системы тестирования по русскому языку как иностранному, тем более негативно оценить огромную работу, проделанную коллективом авторов. Надеемся, что высказанные замечания и пожелания помогут делу дальнейшего развития системы тестирования, а также делу создания новых материалов для обучения и контроля.


На наш взгляд, в настоящее время главной задачей, стоящей перед разработчиками единой российской системы тестирования, является создание не столько новых версий Типовых тестов (что, конечно, немаловажно), сколько создание лингводидактического описания целей и содержания обучения для достижения II уровня и Программы, а также скорейшее завершение работы по составлению лексического минимума. На основе этих нормативных научно-методических документов должны быть созданы учебные пособия для обучения и контроля, имеющего цель достижения II уровня владения русским языком. Было бы целесообразным, чтобы к этой грандиозной работе подключились как преподаватели-практики, так и высококвалифицированные специалисты различных российских вузов.